Расписание тренировок: 

Волжская ( Тихая 37 стр 3, ИВ ).

пн. ср. пт.  : 19-00 - 22


Алексеевская ( с февраля ).
Вт: 19-45 - 21-45
Чт: 19-45 - 21-45

Заслуженный Тренер Зайчиков И.В.

И. В. Зайчиков, заслуженный тренер проекта "Реальный Мир", Тренирует более 30 лет, с системой знаком с 1959 года. 

  • М+Ж= – тренинг согласованной парной работы в самозащитных ситуациях.
  • Самооборона для женщин – направлена на повышение уровня личной безопасности женщин, в условиях бытовых конфликтов, хулиганских, криминальных и сексуальных нападений.
  • УТЛ – базовый учебно-тренировочный лагерь представляет собой мощный тренинг с погружением, по специальной психической подготовке и ПРБ ВКЗ.
E-mail: *
Имя: *

О рассылке

Пояснение к системе

И. В. Зайчиков

   После окончания гражданской войны в создании надежной рукопашной системы были заинтересованы и армия, и органы государственной безопасности, и милиция. И это естественно. Побежденные не отказались от борьбы, просто стали делать основную ставку на нелегальную деятельность. Назревали кардинальные социальные перемены, например ликвидация кулачества как класса - это планировали и к этому готовились. Уголовная преступность перекрыла все допустимые мерки. Страна находилась во враждебном окружении и готовилась к отражению агрессии “мировой буржуазии”, а попутно готовилась к распространению пролетарской революции на весь мир. По моим подсчетам за период с 20-х по 1941г. включительно было издано более 40 пособий по рукопашному бою и прикладной физической подготовке.

    Военная разведка шла своим путем. Помимо специалистов, знавших существовавшие в то время официально системы, она использовала исторический боевой и применимый к бою бытовой опыт народов СССР - славян, в том числе казаков, коренных народов Кавказа, Средней Азии, Севера, Сибири, Дальнего Востока, Прибалтики, Молдавии, цыган, знатоков из числа корейцев, китайцев и японцев, во множестве живших тогда на Дальнем Востоке и на Сахалине. Очень внимательно изучался опыт уголовной среды. Собиралась информация в ходе оказания “братской помощи трудящимся зарубежных стран”. Например, маршал Блюхер командировал несколько десятков красноармейцев в Китай для обучения рукопашному бою. После захвата Японией Северного Китая в СССР регулярно переходили китайские партизаны, с которыми работали разведорганы Красной Армии, в том числе и изучали их боевой опыт. Вербовались и вывозились в Союз специалисты из стран Европы, Азии, Америки, причем делалось это не по линии военной разведки, а по линии Коминтерна. Прорабатывались средневековые европейские учебники по рукопашному бою.

    Эффективность систем в целом, отдельных приемов и тренировочных методик проверялась в учебно-тренировочных боях с приговоренными к высшей мере наказания или как тогда говорили “к высшей мере социальной защиты”. Назывался этот контингент по-разному: “гладиаторы”, “добровольцы”, “куклы”, а чаще “мясо”. В эту категорию попадали только физически сильные, агрессивные и имеющие опыт рукопашных схваток уголовные преступники, боевики антисоветских подполий и бандформирований и низовая агентура вражеских разведок - то есть люди, попробовавшие крови.

    Отрабатывались схватки в различных тактических ситуациях, климатических условиях, в разное время суток, на разном театре, одиночные и различные варианты групповых. Бойцы вводились в бой в различном физическом и психоэмоциональном состоянии. Все бои протоколировались. Анализировались технические, тактические и тренировочно-методические причины побед и поражений. Опробовались новые, нетрадиционные решения. Результаты анализа проходили статистическую обработку. В таком же ключе обрабатывались отчеты об имевших место боеконтактах. Хочу повторить, что подобные схватки использовались не только для индивидуальной подготовки бойцов, но, в первую очередь, именно для отбора технического и тактического арсенала, то есть для создания оригинальной системы.

    Людей при этом погибло немало - как среди “мяса”, его вообще не жалели, так и среди инструкторского состава. Мой тренер отмечал, что все привлеченные к работе не сотрудники военной разведки были ликвидированы, в частности, привлеченные инструкторы, были, в конце концов, обвинены в шпионаже, переведены в категорию “мяса” и на них проверялась эффективность вновь созданной системы.

    Все погибшие в результате боев в обязательном порядке подвергались паталогоанатомической экспертизе с целью точно определить причину смерти и характер внутренних повреждений. Получившие увечья и не способные к дальнейшим боям “гладиаторы” так же уничтожались с последующим обязательной паталогоанатомической экспертизой.

    Предварительно отобранным техническим и тактическим приемам и комбинациям обучались сначала лица из категории “мяса” и только после многократной и всесторонней проверки их эффективности в различных условиях в боях с другими “гладиаторами”, эти приемы и комбинации отбирались для арсенала системы. Военнослужащие, их, кстати, было немного, обучались уже сформированной, в целом, системе, на завершающем этапе работы. Естественно, для их подготовки широко использовались тренировки “на мясе”. Ну а затем будущие инструкторы - военнослужащие, случалось, проверяли качество своей подготовки в боях с бывшими учителями из числа привлеченных инструкторов, ставших “мясом”. Я убежден, что подобная рукопашная система могла быть создана только в одной стране - СССР и только в предвоенный период.

    Почему столь эффективная система сейчас забыта? Попытаюсь ответить на этот вопрос, опираясь на общеизвестные факты и кое - какие намеки моего учителя. Думаю, причина была не одна, действовал целый ряд факторов.

    Как я уже писал выше, людей, знавших систему во всей полноте было немного. Обучаемому контингенту давался достаточно индивидуальный комплекс приемов, зависящий от психофизических данных курсанта, а так же от сроков и цели его подготовки. Потери среди нелегалов оперативного звена разведки были очень высокими - немецкая контрразведка работать умела. Затронули эти потери и тех, кто знал систему полностью - об этом упоминал Иваныч, хотя и не объяснил, как сотрудники, в принципе являющиеся инструкторами, были задействованы в оперативной работе. В послевоенное время немедленных мер по пополнению кадров оперативной разведки не предпринималось, т.к. армия в этот период не нуждалась в таком количестве действующей агентуры оперативного звена, как во время войны. Более того, после войны были уволены в запас миллионы военнослужащих; затронул этот процесс и военную разведку. Далее. Начиная с середины 50-х годов во всех силовых ведомствах, включая спецслужбы, прошла компания по омоложению кадров: увольняли многих сотрудников, имевших 25 лет выслуги, в том числе и в военной разведке. Все это сказалось не только на исполнительском уровне, но и на низшем и среднем командном звене. После войны Сталин принял решительные меры, чтобы генералитет не попытался провести в стране государственный переворот. Обошлось это малой кровью, но руководство армией было сменено и перетасовано, прошерстили и те структуры, на которые могли опереться попавшие в опалу военачальники, в том числе и военную разведку, за исключением войсковой (войсковая разведка – разведывательные подразделения воинских частей, низовое звено военной разведки). Это означало, что старых служак интенсивно вытесняло молодое зубастое поколение, в первую очередь из войсковой разведки, из НКВД и НКГБ, среди которых было много спортсменов, в первую очередь самбистов.

    Косвенным подтверждением того, что я сказал о смене рукопашных систем, является и крайне скептическое отношение Иваныча к той рукопашной подготовке, которая содержалась в наставлениях. Всю ее он иронично называл “спортом”, а авторов наставлений, да и бойцов тоже - “сп`ортсменами”, именно так, с ударением на первом слоге.

    Иваныч мне рассказывал, что когда его после ранения готовили на инструктора, использовались не только пособия, подробно отражающие технику, тактику и методику, но и учебные кинофильмы, где была зафиксирована вся система. Работа с печатными и киноматериалами была организована по нормам работы с секретной документацией, то есть в специально оборудованном и охраняемом хранилище, учебные материалы и рабочие тетради выдавались под расписку, ни одной записи вынести было нельзя. Вся полученная информация должна была храниться в памяти инструктора. Для работы с кинофильмами были специальные монтажные столы, как на киностудии, позволявшие посматривать материалы в любом режиме, вплоть до покадрового. В тренировках широко использовались учебно-тренировочные и учебно-боевые схватки с «куклами». Вместе с Иванычем проходили обучение еще несколько человек. В последствии он привлекался как для подготовки сотрудников в индивидуальном порядке, так и тренеров более низкого уровня, уже без обращения к письменным и киноматериалам. В этих случаях система давалась не в полном объеме, а как, своего рода, рукопашные комплексы, причем, любые записи, опять-таки, запрещались. В этом учебном центре готовились инструкторы не только по рукопашному бою, но и по другим специальным дисциплинам. Расположен он был где-то на Урале и был замаскирован под отдельный лагерный пункт.

    Из того, что рассказывал мой тренер о механизме создания системы и своем обучении очевидны вполне определенные выводы. Людей, знавших систему в полном объеме было немного. Подготовка их велась в централизованном порядке, в условиях строгой секретности. Несанкционированное “растекание” информации было исключено, а санкционированная выдача информации была частичной и крайне ограниченной. А это означает, что в случае необходимости систему можно было “изъять из пользования” без следа. Впрочем, следы остались, об этом я скажу ниже.

    Наиболее вероятно, что вся документация по старой системе была уничтожена, а кадры, знавшие ее во всей полноте, уволены в запас или, в лучшем случае, отстранены от службы в агентурной разведке. В подобных случаях они обязательно должны были дать подписку о неразглашении информации, что исключало официальное обучение этой системе в других структурах. Да и неофициально это тоже было практически нереальным: все эти старые служаки прошли школу сталинских спецслужб.

    Напомню, что в те годы несанкционированное разглашение любых сведений служебного характера юридически квалифицировалось как измена Родине, что означало «высшую меру». А так как, по существовавшей тогда практике, любое подобное дело изначально рассматривалось как групповое, на следствии стали бы усердно выколачивать информацию о “сообщниках”. Вдобавок, родные и близкие осужденного по политической статье в законодательном порядке обязательно подвергались репрессиям. Обо всем об этом старые служаки знали не понаслышке - сами, сплошь да рядом, занимались подобными делами. И хотя при Н.С.Хрущеве ситуация смягчилась, старики продолжали жить по пословице: “Ешь пирог с грибами и держи язык за зубами”. Мне повезло, что у Иваныча не было ни родных, ни близких, и он привязался ко мне как к сыну. Да и характер у него был такой - не спускал обид никому. Поэтому, думаю, обучая меня (а длилась эта наука без малого полтора десятка лет) он, по-своему, мстил за свои карьерные неудачи.

    Хочу подчеркнуть, что я не выдаю свои рассуждения за истину в последней инстанции. Я попытался дать ответ на вопрос, исходя из того небольшого объема информации по истории системы, которым я владею.

 

И. В. Зайчиков

 
Отзыв по презентации в Киеве

"...Данная система, несомненно, заслуживает внимания. Оригинальность методики тренировок стремление к эффективному результату. Возможность использования ее как для боевых действий, так и для гражданской самозащиты..."

Вышла книга И. В. Зайчикова "Уличная схватка. Том 1."