Расписание тренировок: 

Волжская ( Тихая 37 стр 3, ИВ ).

пн. ср. пт.  : 19-00 - 22


Алексеевская ( с февраля ).
Вт: 19-45 - 21-45
Чт: 19-45 - 21-45

Заслуженный Тренер Зайчиков И.В.

И. В. Зайчиков, заслуженный тренер проекта "Реальный Мир", Тренирует более 30 лет, с системой знаком с 1959 года. 

  • М+Ж= – тренинг согласованной парной работы в самозащитных ситуациях.
  • Самооборона для женщин – направлена на повышение уровня личной безопасности женщин, в условиях бытовых конфликтов, хулиганских, криминальных и сексуальных нападений.
  • УТЛ – базовый учебно-тренировочный лагерь представляет собой мощный тренинг с погружением, по специальной психической подготовке и ПРБ ВКЗ.
E-mail: *
Имя: *

О рассылке
   

Чему же учит И.В.Зайчиков.


А.Синицын, Все права защищены

    Интересуюсь боевыми искусствами с шести лет – именно в этом возрасте меня, как и многих моих сверстников, отвели в группу, где я впервые познакомился с романтикой карате. С тех пор тренировался практически без перерывов. После карате было ушу, затем дзюдо, айкидо, последние годы занимаюсь боксом и вольной борьбой. Внимательно слежу за новинками в области боевых искусств, собираю всю доступную информацию по этой теме. Все пытаюсь найти систему, которая дала бы мне что-то действительно новое и, главное, имеющее практическую ценность. Не раз соблазнялся рекламой и начинал ходить в группы, о которых писали или говорили, что это – новое слово в боевых искусствах. И каждый раз разочаровывался: их новизна либо заключалась только в правилах поединков, либо хорошо знакомые по другим системам и пособиям приемы и удары были механически объединены в нечто, склеенное не очень понятной мне восточной философией или не вызывающими доверия рассуждениями авторов и тренеров. И еще одно отталкивало – потренировавшись у профессиональных спортивных тренеров, я стал внимательно относиться к тренировочным методикам, а то, с чем встречался на таких тренировках, меня, как бы сказать помягче, не устраивало. Да и эффективность всего этого "нового" вызывала сомнения. Во всяком случае, я всегда мог в этих группах привычными для себя способами провести результативную атаку и легко отражал попытки атаковать меня.

    Информацию об И.В. Зайчикове встречал неоднократно – и в специальной прессе, и в интернете, и фильмы его видел. И решил, в конце концов, посмотреть, что же это такое. Первые же тренировки меня так поразили, что я решил поделиться своими впечатлениями.

    Поначалу мне показалось, что дисциплины в группе нет никакой. Тренировки начинаются в 8 часов вечера, но люди подходили и после этого времени. Случается, что приходят за 30 минут до окончания тренировки. Потом я сообразил, что ходят сюда взрослые люди и не все могут освободиться во-врмя. Так что, если кто-то приходит после работы чтобы потренироваться хотя бы полчаса, говорит как раз о том, что дисциплина здесь высокая и что тренировку ценят. Общая атмосфера крайне демократичная, никаких поклонов – Игорь Васильевич запрещает их категорически. “Мы не японцы” – одна из любимых его присказок. Преклонение перед Востоком в этой группе не приветствуется. Порядок на тренировке поддерживается строгий, тренировочные задания даются четкие и конкретные, все объясняется понятно, тренер подмечает все ошибки у каждого ученика и подсказывает индивидуальные пути их исправления.

    Тренировочная группа разбита на две части. В одной половине зала работают “старики” – те, кто тренируется больше 3 лет, в другой “молодежь”, эти тренируются год - полтора. Среди них и те, кто бросал тренровки, но потом вернулся.

    Случается, что возвращаются к тренировкам после перерыва в несколько лет. Спросил, почему уходили, почему вернулись. Оказалось, бросали тренировки по разным причинам - кого обстоятельства вынудили, кому разонравилось. Возвращаются как только обстоятельства изменятся либо походив в другие группы. Все, кто вернулся, отмечают, что првлекает атмосфера в группе. А если искали что нибудь другое, то все без исключения пришли к выводу, что реальную технику дают именно здесь.

    Сначала мне не понравилось отсутствие разминки. И “старики”, и “молодежь” сразу стали отрабатывать тренировочные задания. Тех из “молодых”, кто самостоятельно пытался не то, чтобы размяться, а даже просто покрутить руками или головой Игорь Васильевич заставил это прекратить. “Так, - подумал я, - начались гениальные методические находки”. Однако объяснение было вполне логичное. Во-первых, “на улице” возможности размяться нет и человек должен научиться работать в тех рамках, которые задают ему неразогретые мышцы и связки. А во-вторых, считает Игорь Васильевич, разминка становится своего рода ритуалом, привычкой и необходимость действовать без нее может затормозить вступление в схватку для человека, не имеющего опыта уличных потасовок. Кроме того, я отметил для себя, что “молодые” начинают тренировку с отработки достаточно простых движений, так что само начало тренировки является своего рода разминкой. “Старики” же буквально с места в карьер начали спарринги в самом высоком темпе, правда, за спиной у них не меньше трех лет занятий в этой группе.

    Следующее, что вызвало у меня поначалу протест, было отсутствие ковра либо матов – все падали прямо на голый пол. Игорь Васильевич объяснил это просто: “На улице ковров нет, падать придется на асфальт”. Опять логично. Кроме того, к тому времени, когда начнутся действительно рискованные падения, все получают достаточные навыки самостраховки.

    Приемы самостраховки включают различные варианты падений, кувырков и перекатов, в целом похожие на то, что я видел в других школах. Однако, присмотревшись, я подметил ряд нюансов, которых я раньше не встречал, и которые повышают практическую ценность этих упражнений. Такая самостраховка практически исключает риск серьезной травмы даже в случае достаточно сильного падения на голый пол. Кроме того, все умело страховали партнеров, за этим Игорь Васильевич следил особенно внимательно.

    На первой моей тренировке “старики” отрабатывали три тренировочные задачи – схватка без оружия, защита от нападения с ножом, защита от угрозы пистолетом спереди и сзади. Они одеты в шлемы для армейского рукопашного боя, на шлемах укреплены дополнительные мягкие накладки, а на решетке закреплена мелкая сетка, что дает дополнительную защиту для глаз. Пах прикрыт прочной раковиной. На ногах хоккейные щитки, закрывающие колено. Кроме того, у всех забинтованы лучезапястные, локтевые и коленные суставы.

    Схватка без оружия внешне не выглядит впечатляющей. Бойцы мгновение стоят друг перед другом, затем бросаются вперед, несколько непонятных движений и один из них на полу, а другой наносит ему удары в голову или в корпус ногами, реже руками, делает какой-то необычный болевой прием или просто наваливается на него и зачем-то хватает за голову. Все вместе занимает не больше 20 секунд. Игорь Васильевич или кто-нибудь из “стариков” оценивает схватку. После каждой такой схватки пары меняются.

    Через некоторое время я начал кое-что понимать.

    Сближаясь, они наносят друг другу серии очень быстрых ударов ногами и руками. Настолько быстрых, что уследить за ними неготовому человеку часто не удается, да и подготовленный зритель, случается, пропускает, не может оценить какой-то удар.

    Техника ударов совершенно не похожа на то, с чем я сталкивался раньше. Я прикинул, что за то время, пока я нанесу один удар, они умудряются нанести 3, иногда 4 удара. Постоянно звучит команда: “Работать мягче!”, однако и “мягкие” удары впечатляют – на моих глазах прогнулся от удара толстый пластик хоккейного щитка. Ногами (стопой) бьют по голени, колену и в пах, руками – в голову и в пах. Руками наносят удары самые разнообразные: передней частью кулака, основанием кулака, основанием ладони, всей ладонью, локтем и, что меня особенно удивило, предплечьем. Часто бьют головой. Коленом в голову тоже бьют. При каждом удобном случае бьют в пах и руками, и ногами.

    В принципе, каждый из этих ударов, если нанести его в полную силу, без сомнения приведет к тому, что противник бой вести не сможет. Однако Игорь Васильевич разъясняет: “Реальный рукопашный боеконтакт – не тренировка и не соревнование, в нем на кону стоит Ваша жизнь. Любой удар, любой прием может не пройти, поэтому необходима избыточность в поражении противника”.

    Ошеломив противника ударами, проводят бросок. Броски так же не похоже на те, с которыми я знаком по всем тем видам борьбы, которыми занимался. Чаще всего проводят броски с различными захватами за голову. При этом воздействуют на шейные позвонки или на глаза. Другой вид броска начинается с болевого приема на руку (здесь их называют ломающими захватами). Некоторые из этих приемов внешне напоминают приемы из самбо, дзю-дзюцу и айкидо, но только внешне, так как техника их выполнения сильно отличается от того, что имеется в иных системах. Другие приемы аналогов не имеют, по крайней мере, я ничего похожего не встречал. Приемы самые разнородные, объединяет их то, что все они очень надежны и легки в исполнении, даже если противник пытается вырвать захваченную руку. Третья группа бросков проводится за счет подбивов ног и рывков за ноги спереди, сбоку или сзади. Эти, в целом, похожи на броски из других видов борьбы, хотя так же имеют особенности в технике исполнения. Если выполнять все эти броски в реальном бою, то во многих случаях при желании можно травмировать противника еще до того, как он упадет на землю. Падение тоже очень сильное – случается, человек катится после броска по полу 1 – 2 метра (правда, Игорь Васильевич объяснил, что благодаря перекатам боец ослабляет силу удара о землю и разрывает дистанцию с противником, что дает ему возможность вскочить на ноги).

    После броска могут добивать противника ногами и руками. Могут так же, как я уже говорил, делать показавшиеся мне сначала странными болевые приемы на руки и на позвоночник. На вопрос, почему не делают так хорошо зарекомендовавшие себя и в самбо, и в дзюдо рычаги и узлы локтевого сустава получил следующий ответ. Во-первых, эти приемы трудно сделать, если противник значительно сильнее и тяжелее Вас. Поэтому предпочтение отдается различным вариантам заведения руки противника за спину – так легче. Способы, которыми это достигается я, опять-таки, не встречал ни на тренировках, ни в наших, ни в зарубежных пособиях. Попробовал и убедился: да, так действительно гораздо легче, хотя техника у меня, конечно, далека от совершенства. Во-вторых, в случае необходимости, и в процессе заведения руки за спину, и после того, как этого достигли можно без труда эту руку травмировать. А если такой нужды нет, то противника можно легко удерживать на земле (это называется “болевая фиксация”) или связывать его, надевать ему наручники, а так же брать его на конвоирование, от спортивных же болевых такой переход невозможен. Болевые приемы на позвоночник так же позволяют, если в этом есть необходимость, тяжело травмировать противника, если же можно обойтись без этого, такими приемами так же достигается болевая фиксация; кроме того, болевые на позвоночник являются переходными приемами для перехода на наручники, связывание и конвоирование. Непонятные захваты за голову с наваливанием на противника в партере, оказалось, означают надавливание пальцами на глаза, что может быть вариантом болевой фиксации, а может вести и к ослеплению противника. Кроме того, такие захваты за голову дают воэможность сделать укус за лицо или за горло. С удивление узнал, что, оказывается правильно кусаться далеко не просто.Техника укусов у Игоря Васильевича детально разработана.

    На первой же тренировке попросил разрешения поработать со “стариками”. Игорь Васильевич разъяснил, что спарринги (здесь они называются учебно-тренировочными боями; вообще я отметил для себя, что термины здесь исключительно русские) разрешаются только на третьем году тренировок, когда ученики научатся рассчитывать свои движения и “чувствовать” движения противника, иначе травм не избежать. Подумав, я согласился, что это правильно. Кстати, поговорив с ребятами, убедился, что травмы здесь – большущая редкость, хотя, конечно, растяжения и ушибы случаются.

    Все-таки, я добился разрешения поработать “в легкую”. Все мои попытки атаковать пресекались с обидной для меня легкостью. Из-под меня либо выбивали ногу, причем в жизни она была бы сломана, и как только я оказывался на полу, мне обозначали серию ударов ногами в голову или по корпусу, либо противник как-то исчезал из поля зрения, а я получал удар сбоку, а то и сзади. Несколько раз меня достали в голову, причем не одиночными ударами, а сериями, и, хотя я чувствовал, что бьют расслабленной рукой, в голове гудело. Сам я не сумел сорвать почти ни одной атаки противника. Несколько раз мне удалось за счет гибкости уйти от захвата и провести бросок, но броски эти были, скорее взаимными падениями. Кроме того, не успевали мы оказаться на полу, как моя рука оказывалась заведенной за спину, и мне оставалось только дать сигнал сдачи, или на голову обрушивался град ударов руками и головой, или, наконец, мою голову притискивали к полу, а на сетке шлема напротив глаз оказывались пальцы противника.

    Потом началась отработка защиты от нападения с ножом. Здесь мне тоже было чему удивляться. Удары наносились в полную силу и на реальной скорости, в движении и с места, на дистанции от 2 метров до полуметра, на всех уровнях и со всех направлений, колющие и режущие, причем без предупреждения. Более того, нападающий держал в каждой руке по учебному ножу и защищающийся даже не знал, какой рукой будет нанесен удар. Тем не менее, неуловимым движением, которое я пока так и не понял, он уходил с линии удара, захватывая вооруженную руку и успевая при этом нанести нападающему удар либо рукой в голову, либо коленом по корпусу, а потом следовал один из бросков с ломающим захватом руки, о которых я уже говорил. Дальше было два пути: нож оказывался в руке у обороняющегося и он мгновенно наносил удар в одну из "убойных зон" (термин Игоря Васильевича) или захваченная рука без промедления заводилась за спину и он оказывался надежно зафиксированным на полу. Хочу отметить, что нападающий не отдавал захваченную руку, а пытался ее освободить и вообще всеми силами сопротивлялся. Справедливости ради отмечу, что около 10 процентов ударов достигали цели, но признайте, что для таких условий 90 процентов удачных защит - очень хороший результат.

    Дальше отрабатывали защиту от угрозы пистолетом спереди и сзади, на дистанции до полутора шагов и вплотную. Работали с незаряженным пневматическим ИЖом со взведенным курком. Тем же хитрым движением, что уворачивались от ножа, защищающийся уходил с линии выстрела, а нападающий старался поймать его стволом и спустить курок. “Попасть” получалось не более чем в одном случае из трех, часто нападавший даже не имел возможности нажать на спусковой крючок. Затем следовал прием, отдаленно напоминающий котэ-гаеси, который мгновенно сбивал нападавшего на землю или захват, практически стопроцентно исключающий возможность спустить курок, после чего пистолет оказывался в руках у защищающегося, при этом в жизни у нападавшего был бы сломан указательный палец. Если угрожали пистолетом сзади, защищающийся, разворачиваясь, захватывал вооруженную руку под мышку и проводил бросок с надавливанием на глаз, а упавшему противнику делал болевой прием, который в жизни привел бы к перелому локтя или предплечья. Нападающий опять же стремился освободить захваченную руку. Если дистанция не превышала шага, эта комбинация получалась всегда.

    “Молодые” в это время отрабатывали комплекс болевых приемов (ломающих захватов) в стойке. Так сказать, центром этого комплекса является прием со странным названием “кочерга”, представляющий собой своего рода удар плечом в локтевой сустав. Если же “кочерга” почему-то не пошла, можно перейти на один из четырех болевых приемов или ломающих захватов, каждый из которых одновременно является и броском.

    На одной из последующих тренировок "старики" отрбатывали бой против двух и трех противников. Тоже было чему поудивляться. "Одиночка" вертелся между нападающими как юла, уворачивался от захватов и ударов, при этом сам успевал бить и руками, и ногами, а иногда и бросал противника на пол. Схватка считалась законченой когда одиночку заваливалина пол и для наглядности слегка пинали, точнее, имитировали пинки. При этом ребята умудрялись оставатися на ногах около минуты.

    Опять не утерпел и напросился попробывать. Игорь Васильевич разрешил в виде исключения. Когда дрался в одинчку, меня валили на пол и начинали пинать в первую же секунду. Если же дрался в группе, то ни разу не сумел нанести одиночке ни одного удара, не смог сделать ни одного захвата - он меня всегда опережал и при этом я получал не мнее двух-трех ударов в самые чуствительные места. Надо отметить, что все удары и броски ребята делали осторожно, да еще умудрялись постраховывать меня при падении. "Сдох" я минуты через полторы-две, а ребята выдерживали около десяти минут. Объективно оценивая, если бы я с одним-двумя друзьями попытался напасть на кого ни будь из этих ребят, он нас размазал бы по асфальту как сопли.

    Обычно, но не всегда, на последних 20-30 минутах делают психологические упражнения, а так же упражнения на координацию, прыгучесть и выносливость.

    Психологические упражнения могут состоять из падений с высоты 1,5 метра на руки партнерам. Падать надо вперед лицом и спиной, с закрытыми или открытыми глазами, напряженным или расслабленным. Помимо смелости эти упражнения вырабатывают способность к контролю над работой мышц. Ребята говорили, что периодически Игорь Васильевич проводит занятия по самогипнозу, но при мне их пока не было.

    Физические упражнения так же были нетрадиционными. Сюда входили прыжки через гимнастические скамейки в очень высоком темпе вперед лицом, спиной, боком, с различными разворотами. Еще одно интересное упражнение называется "присед-падение". Надо резко подогнув ноги упасть в положение глубокого приседа и немедленно после этого встать, и так раз 40 – 50, причем как можно быстрее. Благодаря таким упражнениям вырабатывается способность к мгновенной работе ног, без чего, как мне объяснили, невозможно вести бой в необходимом темпе. Другой вид упражнений – падения вперед, вбок и назад проворачиваясь через плечо в положение упора на полусогнутые руки, при этом нельзя прогибаться в пояснице. Было упражнение, когда группа учеников проделывала различные манипуляции с гимнастической скамейкой.

    Какое же общее впечатление? Система действительно боевая (Игорь Васильевич использует термин прикладная). Хотя некоторые ее элементы вполне можно использовать на спортивных состязаниях, в целом представить себе это на соревнованиях немыслимо. Система действительно построена на нетрадиционных подходах к рукопашному бою. Это действительно система, а не механический набор приемов. Помимо боя без оружия в этой системе имеется и техника боя различными видами холодного оружия. Как ребята работают ножом я уже видел и это произвело на меня очень большое впечатление. Из разговоров со "стариками" узнал, что есть также бой автоматом, палкой и подручными предметами, кроме того, Игорь Василевич дает так же элементы владения пистолетом, правда, без стрельбы. Тренировочная методика очень сильно отличается от спортивной, но вполне логична, построена на хорошем знании психологии, физиологии и анатомии и полностью отвечает основной цели тренировок – подготовить человека к самозащите и нападению в условиях безоружного и вооруженного боя. Тренировки весьма тяжелые и жесткие, поэтому неженкам соваться туда не советую. В заключение хочется еще раз отметить товарищескую атмосферу, которая царит на занятиях, несмотря на всю жесткость тренировки. Вот такие впечатления получил я от нескольких посещений группы Игоря Васильевича.

 
Отзыв Быструхина Г. С.

В марте на презентации системы в Киеве присутствовал Быструхин Геннадий Степанович, давший самую высокую оценку системе и написавший отзыв о книге Игоря Васильевича Зайчикова "Том 1. Уличная схватка.":

Отзыв по презентации в Киеве

"...Данная система, несомненно, заслуживает внимания. Оригинальность методики тренировок стремление к эффективному результату. Возможность использования ее как для боевых действий, так и для гражданской самозащиты..."