Расписание тренировок: 

Волжская ( Тихая 37 стр 3, ИВ ).

пн. ср. пт.  : 19-00 - 22


Алексеевская ( с февраля ).
Вт: 19-45 - 21-45
Чт: 19-45 - 21-45

Заслуженный Тренер Зайчиков И.В.

И. В. Зайчиков, заслуженный тренер проекта "Реальный Мир", Тренирует более 30 лет, с системой знаком с 1959 года. 

  • М+Ж= – тренинг согласованной парной работы в самозащитных ситуациях.
  • Самооборона для женщин – направлена на повышение уровня личной безопасности женщин, в условиях бытовых конфликтов, хулиганских, криминальных и сексуальных нападений.
  • УТЛ – базовый учебно-тренировочный лагерь представляет собой мощный тренинг с погружением, по специальной психической подготовке и ПРБ ВКЗ.
E-mail: *
Имя: *

О рассылке
   

Прикладной рукопашный бой. Возвращение в строй.


 В начале 2003 года руководство Кафедры теории и методики прикладных и экстремальных видов спорта Российского Государственного университета физической культуры, спорта и туризма (зав. Кафедрой кандидат психологических наук, мастер спорта по греко-римской борьбе А.Н. БЛЕЕР) обратилось к руководству МВД с предложением оказать помощь в рукопашной подготовке сотрудников. В осуществление этого предложения в мае – июне того же года на базе КТМПВС РГУФК и Института повышения квалификации при РГУФК (директор А.Н. БЛЕЕЕР) был проведен учебно-тренировочные сбор, в котором участвовали 10 сержантов-срочников отряда “Витязь”. После прохождения сбора эти сержанты были включены в учебные группы, которые после окончания учебки, уже как боевые группы участвовали в боевой работе Отряда.

    Сбор состоял из двух частей.

    Одна часть включала себя обучение по программе “Основы рукопашного боя”, разработанной группой преподавателей КТМПВС под руководством руководителя направления “Рукопашный бой” мастера спорта по дзюдо Д.А. САГАЛАКОВА. Эта программа создана на основе спортивных дисциплин боевое самбо, динамовский рукопашный бой и армейский рукопашный бой и включает в себя спортивный и боевой разделы. Программа “Основы рукопашного боя” сейчас все шире используется в военно-патриотическом воспитании детей и молодежи. Обучение вели преподаватели Кафедры А.В. КОНАКОВ и А.В. ШИБАЛОВ.

    Вторая часть сборов была посвящена обучению прикладному рукопашному бою. Программа “Краткий курс прикладного рукопашного боя” была разработана мной, обучение также проводил я, ассистентом был мой ученик Максим Шовин.

    Помимо стремления оказать реальную помощь армии и силовым структурам, мы имели так же цель сравнить на практике заложенные в эти два курса подходы к приладной рукопашной подготовке. Дело том, что после напряженных дискуссий и жестких споров мне удалось отстоять перед руководством Кафедры точку зрения, что спортивная деятельность существенно отличается от требований боевой и служебной практики и, следовательно, подготовка к решению боевых и служебных задач должна быть в корне отлична от подготовки к спортивно-соревновательной и физкультурной деятельности. Существующие в спортивных единоборствах боевое самбо и динамовский рукопашный бой так называемые боевые разделы по большому счету не отвечают потребностям боевой и служебной практики ни по своему тактико-техническому арсеналу, ни по методике подготовки, особенно специальной подготовки, преобладающего большинства сотрудников и военнослужащих. По этой проблеме мной была опубликована статья "Прикладной рукопашный бой и спортивные единоборства'' в сборнике РГУФК ''Теория и практика рукопашного боя'' (Москва, 2003г.). Очень помогло то, что мою точку зрения поддержали практики, в частности, из того же “Витязя” и с Кафедры боевой подготовки Всероссийского Института повышения квалификации МВД; помимо того, все они достаточно негативно отозвались о существующих наставлениях по рукопашной подготовке и различных вновь созданных направлениях в этой области.

    Теперь о термине.

    В российской военной практике общим понятием “рукопашный бой” издавна называются все виды неогневого боя, причем, главным образом боя пехоты (следует оговориться, что в настоящее время в армейской практике это понятие включаяет в себя так же огонь в упор и бой гранатами). В первую очередь это штыковой бой, но, кроме того, и бой без оружия, и бой другими видами холодного оружия. В прошлом, когда у офицерского состава на вооружении было личное холодное оружие – шпага, позже шашка, в тех случаях, когда их приходилось пускать в ход в бою, это также обозначалось как рукопашный бой, а не фехтование. Фехтованием называлось искусство владения этим оружием, а его боевое применение – именно рукопашным боем. И обучали в армии всегда именно рукопашному бою, который включал в себя штыковой бой, фехтование на шпагах, позднее на эспадронах. Бою без оружия вроссийской армии не учили. Бой кинжалом никогда не имел в русской армии самостоятельного значения, кроме как в действиях охотников (так до революции 1917г. называли войсковых разведчиков) при снятии часового и в некоторых действиях казаков-пластунов, которые учились владеть кинжалом с детства.

    С другой стороны, в служебной практике правоохранительных структур советского периода существовали термины “самозащита и нападение”, просто “самозащита” и вытеснивший остальные термин “самозащита без оружия” (самбо), которое делилось на спортивный и боевой разделы. Самбо, на мой взгляд, термин не самый удачный. Во-первых, при выполнении служебных и боевых задач чаще приходится не защищаться, а нападать. А во-вторых, применение спецсредств и оружия - реальная необходимость в работе силовых структур. Само слово самбо уже давно и прочно связано с названием одного из видов спортивной борьбы.

    Кроме того, специальные в прошлом термины “рукопашный бой” и “боевой” сейчас активно используются в спорте в названиях вновь созданных спортивных дисциплин.

    Поэтому возникает необходимость подыскать термин, который наиболее адекватно соответствовал бы такому явлению, как вооруженное и безоружное физическое, силовое противоборство, причем именно в условиях реального боя, то есть практики решения боевых и служебных задач, а также гражданской самозащиты.

    Наиболее емким, кратким и академичным термином для определения этого явления было бы издавна существующее в русском языке понятие “рукопашный бой”, но в силу вышеперечисленных причин целесообразно конкретизировать его, дополнив словом “прикладной”, что означает предназначенный для практической, производственной деятельности. Попутно отмечу, что написание и произношение этого слова как “прикл`адный”, с ударением на “а”, бытующее у некоторых спортивных деятелей, противоречит нормам русского языка.

    Когда утрясали с командованием Отряда программу УТС, нам осторожно намекали, что со специальной подготовкой все обстоит нормально, надо бы подучить ребят главным образом методике общефизической подготовки и, желательно, предсоревновательной подготовке. На замечания, что, кроме технического арсенала, вошедшего в наставления, имеются и другие приемы, более эффективные, что о прикладной тактике в наставлениях не говорится практически ничего, нам отвечали, что в реальных обстоятельствах боец будет уничтожать противника огнем, а не рукопашными приемами. Кроме того, чувствовалось, что командование Отряда настороженно относится к различным новациям в подходе к рукопашному бою. Неофициально все отмечали, что после А.А. Харлампиева придумать что-либо принципиально новое и при этом в равной степени эффективное еще никому не удалось. Сдвиг в отношениях наметился после того, как я перечислил те сферы, в которых боец спецназа вынужден применять рукопашные приемы, и предложил нацелить программу сборов на решение именно этих задач, а также на методику обучения и отработки приемов. Порешили, что общая длительность сборов составит 10 дней, по 5 тренировочных часов в день, то есть всего 50 часов прикладного рукопашного боя. Кроме того, помимо курса по прикладному рукопашному бою, за эти же 10 дней ребята дополнительно пройдут отдельный курс по основам рукопашного боя. То есть сержантам предстояло в течение 10 дней иметь по 10 часов интенсивной тренировки в день.

    Но это все теория и история, а сейчас передо мной стоят 10 свежеобритых сержантов и готовы съесть меня глазами. Все они уже не новички – до призыва каждый занимался каким-либо видом единоборств, многие успешно выступали на соревнованиях (один из них – мастер спорта по рукопашному бою), окончили учебку, где также прошли курс рукопашной подготовки, включая и штыковую.

    Начинаем с самостраховки. Падать они все умеют, но на борцовском ковре и татами, что один из них лихо демонстрирует, падая на мат. Потом предлагаю упасть на бок прямо на голый пол и затем перекатиться на другой бок. Без малейшего замешательства он рушится на пол, перекатывается и встает, старясь не показать, что ему больно. Сам показываю места, которые он ушиб: локоть, тазобедренный сустав и крестец. Следующему предлагаю сделать кувырок вперед на голом полу. Кувыркается без задержки. Теперь ставлю одного из них в положение партера и прошу с разбега кувыркаться через партнера. Мнется и с несчастным видом начинает разбег. Останавливаю и объясняю, чем самостраховка на жесткой поверхности отличается от самостраховки на поверхности мягкой. Через 2 часа все уверенно падают, кувыркаются и перекатываются по деревянному полу зала. Доверие установлено.

    Двигаемся дальше. По моему указанию один из сержантов обхватывает мастера спорта спереди поверх рук. Правильнее было бы сказать, кладет свои руки поверх рук партнера. Тот, как это дается в наставлении по физической подготовке, обозначает удар коленом в пах, разворачивается и проводит бросок захватом руки на плечо (с удовольствием отмечаю, что сержант падает уже правильно и не ушибается). Спрашиваю, надежен ли, по их мнению, этот контрприем. Мнутся, потом неуверенно отвечают, что, неверное, не очень. Спрашиваю, почему. После некоторой заминки один из них отвечает, что, если так схватит сильный человек, освободиться будет трудно. Тогда показываю, как будет делать этот захват человек, имеющий специальную подготовку, и предлагаю освободиться. Ничего не получается. Даю свой алгоритм действий в такой ситуации. Проходит несколько минут, и ребята начинают работать довольно уверенно, причем нападающая сторона тоже действует по-новому, а, в конце концов, уже и в полную силу.

    Пять часов первой тренировки дались ребятам достаточно тяжело, но программу первого дня мы выполнили полностью. В дальнейшем выносливость у них повысилась, и даже к концу тренировки они выглядели неплохо. Но, конечно, непрерывная пятичасовая тренировка вещь нелегкая, поэтому даже без специальных упражнений для повышения физической и психологической нагрузки, что я обычно практикую, выматывались ребята достаточно. Тем более что после меня их ждала еще тренировка по курсу “Основы рукопашного боя”.

    График сборов был очень плотный. За 50 тренировочных часов ребята ознакомились с самостраховкой, силовым задержанием, некоторыми ударами руками и ногами, элементам работы на захватах, познакомились с основами боя лежа, некоторыми приемами противодействия внезапному нападению с холодным оружием и угрозе огнестрельным оружием, элементами работы с ножом и веревкой в увязке со снятием часового и захватом языка, включая приемы связывания и доставки, приемами обыска под угрозой применения огнестрельного оружия, элементами использования автомата и пистолета как холодного оружия.

    Конечно, за столь короткое время более или менее глубоко освоить все это невозможно. Но ребята заинтересовались и увлеклись, поэтому сделали все, что могли. Каждый вечер после возвращения в часть на самоподготовке и даже в свободное время отрабатывали то, что прошли за день, контролировали друг друга и помогали отстающим. В этой их самостоятельной работой активное участие принимали некоторые офицеры, прапорщики и другие сержанты, что дало неожиданный результат, о котором я скажу ниже.

    Завершился сбор сдачей зачетов. Проходила она в два этапа: сначала зачет по прикладному рукопашному бою, включая теорию и методику, потом по основам рукопашного боя. Очень порадовало, что ребята активно использовали элементы той техники, что давал я, выполняя задания по боевому разделу основ рукопашного боя и наоборот. По окончании сбора все курсанты получили удостоверения Института повышения квалификации при РГУФК, дающие право вести тренировки на общественных началах по кратким курсам “Основы рукопашного боя” и “Прикладной рукопашный бой”. Дипломы вручались в торжественной обстановке в расположении отряда “Витязь”. В дальнейшем все они обучили полученной технике бойцов своих боевых групп.

    Командование Отряда отметило высокую эффективность проведенного сбора. Командир ''Витязя'' полковник А.П. Громов писал: ''Участвовавшие в УТС военнослужащие освоили комплекс оригинальных технических и тактических приемов вооруженного и безоружного рукопашного боя, позволяющих эффективно решать все боевые задачи прикладной рукопашной схватки … Работа позволила повысить качество подготовки личного состава к рукопашному бою за счет эффективности предложенного комплекса приемов и повышения уровня методической и теоретической подготовки инструкторского состава. Это в целом способствовало повышению надежности личного состава при решении специальных служебно-боевых задач."

    Командир Отряда отметил, что офицерский и инструкторский состав заинтересовался системой, и предложил продолжить сотрудничество. Но дифференцированно.

    Пришли к заключению, что со срочнками вести занятия по прикладному рукопшному бою нецелесообразно, так как велик риск неправомерного применения опасных приемов. Для этого контингента больше подходит курс ''Основы рукопашного боя''. А тренировки по прикладному рукопашному бою следует включить в план боевой подготовки офицеров и контрактников, входящих в группы специального назначения, в первую очередь 1 офицерскую ГСпН, которая задействуется на самых ответственных заданиях и участках.

    Сразу после возвращения ''с югов'' начались тренировки. На вводной тренировке кроме офицеров 1 ГСпН присутствовала так же члены сборной команды ОДОНа по рукопашному бою и группа инструкторов. Мне ассистировал другой мой ученик,Александр Бортников, до того , как начать тренироваться у меня Александр получил звание мастера спорта по кекусинкай карате.

    За три часа мы с Александром показали ребятам незнакомые им способы боя, как без оружия, так и с оружием и против оружия.

    После этого в течение трех сезонов между ''югами'' каждый вторник по 4 часа тренирую офицеров 1 Г СпН ОСН ''ВИТЯЗЬ''. Конечно вся группа присутствовать на тренировках не имеет возможности. Имеется ядро из 8-10 человек, тренирующихся постоянно. На каждой тренировке к ним добавляется еще до 10 человек, свободных от службы. Все, что дается на тренировках закрепляется и отрабатывается всем составом группы на занятиях.

    Все ребята имеют боевой опыт, большинство из них - краповые береты. Спортивный опыт тоже имеется неплохой - все занимались армейским рукопашным боем в училище, кроме того у них имеется свои внутренние соревнования по рукопашному бою "ВИТЯЗЬ-КОНТАКТ", очень жесткие, с достаточно разнообразным арсеналом приемов. У всех великолепная физическая подготовкиа, ни грамма лишнего веса. Недоверчивые, хорошо знающие что почем и что им надо, прекрасно осознающие что может пройти в реальной схватке, а что нет, норовят все попробовать, как говорится, на зуб, причем не только друг с другом, но и инструктора прощупать. На первых порах мне, случалось, устаивали "провеку на вшивость", и, хотя учитывали при этом разницу в возрасте, завоевать авторитет было нелегко.

    На тренировках отрабатываем противодействие внезапному нападению с оружием и без оружия с различных направлений и дистанций, противодействие угрозе огнестрельным оружием, применение штатного оужия и снаряжения в рукопашном бою, захват пленного, в том числе и снятие часового, связывание и транспортировку пленного, анализируем тактический и технический арсенал боевиков, вероятного противника и криминального элемента. Кроме тех задач, которые они решают или с которыми могут столкнуться на практике, не оставлям без внимания и такую проблему, как гражданская физическая самозащита, ведь любой военнослужащий может стать жертвой хулиганского или корыстного нападения.

    Помимо технической и тактической подготовки решаем и сопутствующие задачи.

    Занимаемся методикой тренровочной работы по прикладному рукопашному бою. Дал я им три комплекса возрастающей сложностти по физической подготовке. Ценность этих комплексов в том, что они одновременно развивают все группы мышц, весь суставно-связочный аппарат, сердечно-сосудистую и дыхатльную системы и при этом готовят организм к нагрузкам, характерным именно для рукопашного боеконтакта. Причем, упражнения не требуют спортивных снарядов, точнее все, что необходимо можно изготовить за 5 минут прямо на месте.

    Одна из больших проблем, с которой сталкиваются войсковые разведчики - простатит. Это результат многих часов неподвижного сидения в засадах на холоде, в воде, в болотах. Да и мотострески и десантники страдают от него, т.к. сидят на холодной броне. Показал ребятам специальный комплекс мер, позволяющий справиться с этой бедой, кроме того этот комплекс усиливает сексуальную сферу в целом, что важно для важно для мужиков.

    Другая серьезная проблема, наверное, для всех мотострелков - травмы пояснично-крестцового отдела позвончника в результате пергрузок при соскакивании с брони в полном снаряжении. Показал как снять нагрузку с позвоночника при прыжках с высоты. Ну и еще ряд более мелких советов и рекомендаций.

    Все это ребята проверили на практике и взяли на вооружение.

 
Отзыв по презентации в Киеве

"...Данная система, несомненно, заслуживает внимания. Оригинальность методики тренировок стремление к эффективному результату. Возможность использования ее как для боевых действий, так и для гражданской самозащиты..."